Дэвид Сэттер: С приходом власти Путина центр коррупции в России переместился от бандитов к госаппарату


 

Дэвид Сэттер – американский журналист, который специализируется на тематике СССР и России. С 1976 по 1982 годы был специальным корреспондентом “Financial Times” в Москве. Его неоднократно хотели выслать из Союза. В 2013-м году ему отказали в выдаче визы, назвав нежелательным его присутствие на территории РФ. По мнению британской газеты “The Times”, причиной отказа на въезд в Россию послужила книга Сэттера 2003 года “Darkness at Dawn”, в которой утверждается, что взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске были провокацией ФСБ, спланированной для того, чтобы объединить Россию вокруг Владимира Путина.

 

Сейчас журналист и ученый готовит к выходу очередную свою книгу под названием “Меньше знаешь – лучше спишь”, посвященную установлению клептократии и коррупции в странах постсоветского пространства. Выход книги запланирован в Киеве на весну 2016-го года, но Дэвид Сэттер на встрече с журналистами и общественниками из Украины и Молдовы поделился своим виденьем ситуации. Приводим его интервью.

 

– Я видел феномен коррупции много раз в разных странах. В моей книге я попытался показать, почему так получилось в России после распада Советского Союза. Сейчас мы все видим, что Россия – это страна-агрессор, погруженная в коррупцию, люди не помнят, что в 91-92-м году Россия была объект мирового оптимизма, много людей считали, что РФ становится стратегическим партнером Запада, что она будет процветающей страной, а как результат – мировая культура и экономика только прибавят. Мы видим, что этого не случилось. И мы не исключаем опыт Украины и Молдовы, практически во всех постсоветских странах, за исключением стран Прибалтики.

 

Проблема в том, что как и во время Русской революции люди пошли на поводу неверной идеи, это частично повторилось в 91-92-м году. А идея была простой. Маркс сказал, что социализм – это отсутствие частной собственности, если вся собственность будет общая, все корни классового конфликта исчезнут, а социальное равенство будет обеспечено, войны будут исключены. Результат – новый рай на земле. Когда эти убеждения рушились, люди старались строить капиталистический строй, они, как не странно, делали это в рамках коммунистического мышления. Несколько десятилетий тому назад коммунистический строй был своего рода государственной религией, люди были очень погружены в это. Люди, которые начали реформировать коммунистическую систему, решили, что раз она была построена на государственной собственности, а мы вместо государственной собственности создаем частную, то все проблемы будут устранены. Началось “разбазаривание” собственности в постсоветских странах, это было для многих фантастическим искушением – можно использовать любой способ, чтобы взять кусок государственной собственности: убить, воровать, все, что угодно, это шанс на всю жизнь обеспечить себя, детей, внуков, правнуков, и не работать. Те, кто руководили процессом, считали, что неважно, кто в эту собственность попадает, потому что рано или поздно рынок все урегулирует.

 

– Когда же наступит этот момент регуляции? – В таком виденье есть серьезный момент непонимания природы рынка и человека. Самый главный экономический философ XVIII века Адам Смит определил рынок как равный обмен, это значит: у меня есть что-то, у вас есть что-то, и мы в условиях спроса и предложения обмениваем на равное. Чтобы обеспечивать это, нужно создать структуру законов. Главная ошибка, которую сделали реформисты на постсоветском пространстве, – непонимание, что эти законы рынка имеют и этический, нравственный контекст, но они здесь уничтожались 70 лет. Они ошиблись в понимании того, что в нечистых руках новых собственников они будут терять эту собственность, а собственники не имеют ни малейшего желания работать по законам рынка, особенно если они могут использовать насилие, чтобы подкрепить и сохранить их монополии. Так появились олигархи, неэффективные коррумпированные органы правопорядка, в конце-концов диктатура, если мы говорим о России.

 

По моему мнению, элемент клептократической структуры был заложен Ельциным. В 98-м году, через шесть лет после начала демократических реформ, в России начался экономический кризис, дефолт, загублен новый средний класс, в этот момент популярность Ельцина и демократических лидеров упала до такого низкого уровня. Всем было очевидно, что новая власть будет судить тех, кто довели страну до такой ситуации – нищета, уровень смертности как при войне. Рейтинг Ельцина тогда был 2%. Приходит человек, которого никто не знал, Путин был совершенно неизвестен. Его рейтинг был тоже 2%.

 

Но потом ситуация изменилась. Начали взрывать дома в Дагестане, Москве, Волгодонске. Интересный момент со взрывами в Волгодонске – спикер Госдумы Геннадий Селезнев сказал перед депутатами о том, что у него есть информация, что взорвали дом за три до самого взрыва. Страна была гипнотизирована страхом, поддержала новую Чеченскую войну. И практически не известный никому Путин, который стал руководить военной операцией, стал как спаситель страны, его рейтинг моментально поднимался, он стал Президентом. Его первым актом как президента стало обеспечение неприкосновенности старого президента и защита его от уголовного преследования. Путин объявил, что результаты приватизации, которые политический оппонент Ельцина хотел пересматривать, не будут затрагиваться вообще. С приходом к власти Путина центр коррупции в России переместился от бандитов к государственному аппарату.

 

12369985_210245802643639_127685045_o

 

фото Корнелии Козонак

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.