Главное в новой военной доктрине – концентрация на обороне и усиление реальной боеспособности


Artem Philippenko

Артем Филиппенко, директор Регионального одесского филиала национального института стратегических исследований, участник Самообороны Одессы, рассказал на брифинге о том, какие реформы нужны украинской армии и что может ей дать сотрудничество с НАТО.

Боевые действия на востоке доказали, что армия у нас есть. Мы поняли, зачем она нужна.

Но также ясно, что вооруженные силы нуждаются в реформировании. В сентябре 2013 г. была принята последняя концепция развития вооруженных сил. До этого были и другие. Но, чаще всего, все они сводились к так называемой «оптимизации» – сокращению численности и снижению боеготовности. Этот указ приостановили в мае месяце. Сегодня создана группа по реформированию ВС. Сложность в том, что реформировать надо армию, которая в данный момент ведет боевые действия.

Ключевые посылы для реформирования армии должны содержаться в стратегии национальной безопасности и военной доктрине.

Для того, чтобы верно понять, что и как менять в стратегии национальной безопасности, надо понимать, насколько изменился характер войн в 21 столетии. Так, сейчас говорят о гибридной войне. Есть разные представления об этом явлении. Но в общем – она предполагает одновременные меры военного характера, информационную войну и экономическое давление.

Все это мы видим сейчас на востоке страны – Россия поддерживает сепаратистов, плюс использует свои регулярные части. При этом на Донбассе уничтожается инфраструктура, ведутся торговые войны, используется энергетическое оружие, и ведется информационная война. Последнюю проводят в 2 направлениях – против граждан Украины, с целью породить недоверие к государству, разжечь межконфессиональную и нацональную рознь. Провоцируются антисемитские настроения. Параллельно проводится информационное вещание на союзников и потенциальных союзников с целью дискредитировать Украину. Гибридная война – война без войны, когда нет официально объявленного состояния войны, у стран сохраняется часть экономических отношений. Экономики в 21 веке настолько интегрированы, что конфликт двух из них захватывает обязательные интересы третьих стран, из-за чего даже воюющие стороны не могут полностью разорвать всех отношений.

Военная доктрина принималась в 2003, 2004, 2012 годах. Ее суть была настроена на то, чтобы свести к минимуму роль вооруженных сил. Предполагалось, что вооруженный конфликт может иметь три формы. Внутренний, с вооруженными террористами, локальный (нападение одной страны), и региональный (нападение нескольких стран). При этом любой из этих видов назывался маловероятным, и стратегия действий во всех случаях была одинаковой – локализовать конфликт, и обратиться за помощью к международным организациям, чтобы те помогли в его урегулировании. В лучшем случае предполагалось продемонстрировать готовность к защите.

В условиях российской агрессии необходимо кардинально пересмотреть характер и суть украинских вооруженных сил. Главное – оборона, а не предотвращение или локализация конфликта. Серьезное внимание должно быть уделено информационной составляющей войны.

В 2004 году приняли ряд актов, предусматривал вступление Украины в НАТО. Но тогда этот вопрос в обществе выглядел спорным. Отношение большинства населения к этому было отрицательным. Возник вопрос о нейтральности и внеблоковом статусе Украины. В Европе есть такие страны. В каждой из них это сложилось в определенных исторических условиях. Но и они все больше принимают участие в совместны мероприятиях с НАТО. Для Украины такой статус стал компромиссом. Но когда страна соглашалась стать нейтральной, надо было обязательно вывести с территории иностранные военные базы. Сейчас в украинском обществе мнение относительно НАТО изменилось. Но теперь, в состоянии войны и с аннексированным Крымом вступить туда не так просто, как раньше. К тому же сейчас требуются гораздо большие усилия в реформировании социальной и экономической сфер.

Альянс сейчас создал 5 трастовых фондов для помощи Украине в реформировании ее вооруженных сил. Они будут работать на модернизацию систем связи и техники, помощь нашим раненых, реформирование систем логистики и стандартизации, борьбе с киберпреступностью и киберзащитой. Последним займется Румыния. Еще пару лет назад это сложно было бы предположить. Ведь именно Румынию в последние годы рассатривали как потенциального противника.

Вступление в НАТО должно стать одним из ключевых направлений украинской внешней политики чтобы страна стала полноправным участником системы североатлантической коллективной безопасности.