Комбата одесской 28-й бригады следствие решило брать измором


Владимира Пушкаря, комбата 28-й ОГМБ, в сентябре обвинили в получении миллионной взятки с контрабандистов в зоне АТО. Сам он заявляет, что невиновен. Пока же следствие провело обыски  у него и еще пятерых бойцов бригады. Об этом в Одесском Кризисном Медиа центре рассказали сам комбат и его адвокат Юлия Токаева.

– Когда меня задержали, суд вынес постановление, что я должен являться на следственные действия, – говорит комбат. –  Я ему всегда следовал. Ходил на допросы, когда вызывали.

После того как были озвучены обвинения против Пушкаря, он, по его словам, стал очень плохо себя чувствовать, из-за стресса обострились последствия боевого ранения. Три недели он провел в военном госпитале, отлучаясь только в прокуратуру для дачи показаний.

– Вчера, лежа в госпитале, от знакомых узнал, что утром в моей квартире провели обыск. Хотя  дома были только жена и четырехлетняя дочка, следователей сопровождал целый отряд спецназа СБУ. После четырехчасового обыска изъяли у семьи документы на квартиру и мой ноутбук, на котором дочка смотрела мультфильмы. Понятых для обыска следователи привезли своих.

Вчера же в госпиталь к Владимиру Пушкарю пришел представитель прокуратуры, тоже в сопровождении СБУ-шных спецназовцев и вручил ему постановление о продлении  в отношении его досудебного расследования и повестку в генпрокуратуру в Киев.

Из госпиталя Владимира Пушкаря выписали, хотя, по его словам, никакого улучшения состояния здоровья он не почувствовал – у него дрожат руки, постоянно болит голова. Все это – результат стресса от несправедливых, по его словам, обвинений.

Юлия Токаева говорит, что она со своим подзащитным трижды ходили на допрос в прокуратуру. Сейчас сроки досудебного расследования заканчиваются и следователям нужны основания для его продления.

– Потому они и провели этот обыск, – говорит адвокат. – И был он не только у Пушкаря, но и у нескольких других бойцов. Так досудебное расследование может длится очень долго. Считаю, что прокуратура будет использовать все возможности, чтобы досудебное расследование длилось как можно дольше. Насколько верны действия следователей, определит суд. Туда мы и собираемся обратиться.

Юлия Токаева рассказала, что были случаи, когда бойцы приходили и писали показания на командиров, чтобы предотвратить их противоправную деятельность по пропуску контрабанды в оккупированные районы.

– Но хода этим заявлениям в прокуратуре не давали, – говорит она. – А вот Пушкаря задержали. И половина батальона приехала, чтобы его поддержать. А те документы по делу, что я видела, не выдерживают критики. И Приморский суд в своем решении заявил, что нет оснований для вынесения меры пресечения ему и  нет веских доказательств того, что ему вменяют.

Владимир Пушкарь добавил, что, будучи командиром батальона он, наоборот, старался бороться с контрабандой, что могло кому-то не понравится, поэтому против него и организовали это дело.

– Я был 9 месяцев на фронте без перерывов, – рассказал он. – Мы воевали, нам точно было не до контрабанды. За это время я свою семью видел четыре или пять раз. Мы как армия не занимаемся пропуском и контролем проезжающих фур. Этим занимаются в зоне АТО пограничники и СБУ. Наши позиции вообще вдалеке от трассы, где проезжают фуры.

В завершении комбат добавил, что обвинения против него основываются на показаниях одного бойца, и что он, вроде как, был в сговоре с Владимиром Пушкарем. Иных доказательств у следствия нет.

– Что касается суммы взятки, что мне вменяют, я даже представить не могу как выглядят такие большие деньги, – сказал он.

Видео брифинга:

 

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.