Молдова: расклад сил перед президентскими выборами


Президентские выборы в соседней Молдове должны пройти 30 октября.

Особого ажиотажа вокруг выборов нет  – ввиду их малозначимости для молдавского общества. Молдова – парламентская республика, и президент сам по себе там играет менее значительную роль, нежели парламент. По сути, он может две вещи: утвердить или не утвердить новое правительство и наложить вето на какой-либо закон. И то и другое – сравнительно редкие явления. Иной вопрос, когда президент действует в связке с мощной парламентской партией. Тогда он обретает иной раз и диктаторские полномочия, как это было с Владимиром Ворониным.

Особой борьбы пока не видно. Срок официальной предвыборной кампании сокращен парламентом с 60 до 30 дней. Кроме того, граждане Молдовы просто отвыкли от всенародных выборов президента. Долгое время его выбирали в парламенте – тайным голосованием депутатов.

Среди возможных кандидатов председатель пророссийской партии социалистов Игорь Додон, по данным опроса его поддерживают порядка 18% опрошенных, на втором месте экс-министр образования Майя Санду, бывший член Либерально-Демократической партии (ее лидер Влад Филат арестован по делу о хищении миллиарда евро) и бывший министр просвещения ее видят президентом 11,4% граждан, далее следуют лидер новой партии “Достоинство и правда” Андрей Нэстасе – 10,9% и лидер молдавской компартии (проевропейской в настоящее время) Владимир Воронин – 8,5%. Додон – единственный обсуждаемый кандидат в президенты, которого можно назвать пророссийским.

При этом, Додон и Воронин – лидеры партий. И если ПКРМ Воронина (Партия Коммунистов Республики Молдова) находится в состоянии распада и умирания, то ПСРМ Додона имеет в парламенте 24 мандата из 101. Это – самая крупная фракция из всех. Тем не менее, перспективы победы Додона выглядят маловероятными. Будучи наиболее популярным среди обсуждаемых кандидатов, он не выглядит способным набрать большинство голосов. Его фракция – в постоянной оппозиции и фактически не играет никакой реальной роли в законотворчестве нынешнего парламента.

Реальный кандидат пока не объявился. Вокруг его кандидатуры идет сложный торг между Демократической партией – в настоящее время, по сути, правящей, несмотря на формально-малочисленную фракцию в 19 мандатов, и остальными парламентскими партиями. Ключевая фигура этого процесса – олигарх Владимир Плахотнюк, не занимающий никаких политических должностей, но по факту являющийся наиболее влиятельной персоной в Молдове. Плахотнюк – спонсор Демократической партии, но не входит в ее руководство, формально он просто рядовой партиец.

Молдова

Расстановка сил в парламенте Молдовы в динамике

Внутри парламента Плахотнюк организовал отрыв от фракций наименее устойчивых по разным причинам депутатов. Насколько эффективная такая работа видно на приводимой инфографике: вверху –  ситуация в парламенте после выборов, далее – её изменение.

Абсолютное большинство неприсоединившихся депутатов (если не все 26, но относительно 1-2 есть некоторые сомнения) плотно контролируется Плахотнюком. Ключевым моментом в усилении Плахотнюка стал арест бывшего лидера ЛДПМ Влада Филата, получившего 9 лет за “пассивную коррупцию” (брал взятки на посту премьера). В настоящее время арестован крупный бизнесмен Илан Шор, притом, арестован он был буквально на второй день, после того, как возглавил пророссийскую партию “Равноправие”.

Насколько можно судить, правоохранительные органы Молдовы имеют компромат на всех ключевых политиков, достаточный для их немедленного ареста. При этом, о фабрикации дел речь не идет. Компромат реален. Совершенные преступления – реальны. 9 лет Филату – вполне умеренный приговор (обвинение просило 19). Факты доказуемы. Но компромат против данной фигуры идет в ход только тогда, когда на это поступает команда. А команда поступает тогда, когда фигура проявляет несговорчивость в переговорах с Плахотнюком, который, в течение нескольких лет, взял под плотный контроль Прокуратуру и Антикоррупционный комитет, а также имеет очень серьёзное влияние на остальные силовые структуры.

Тем не менее, Плахотнюк не является стопроцентным диктатором, и вынужден в ряде случаев договариваться полюбовно и находить компромиссы, подчас – и очень неудобные для него. Прежде всего, он вынужден договариваться с Либеральной партией, по факту контролирующей Конституционный суд и примэрию Кишинева – а через столицу Молдовы проходит 90% всех финансовых потоков. Далее, Плахотнюк вынужден договариваться с Гагаузией. Случись серьезный конфликт с Комратом – победа была бы за ним, но открытое противостояние, в которое неизбежно втянется и Россия, ему ни к чему. Он должен постоянно лавировать между посольствами России и стран ЕС. Иными словами, сегодня в Молдове существует очень шаткое равновесие сил. Плахотнюк внутри Молдовы может преодолеть сопротивление любой силы, из всех, которые действуют на молдавском пространстве. Но открытая борьба с одной из них ослабит его и сделает уязвимым для других. Поэтому все удары по опасным конкурентам им очень тщательно планируются и готовятся – так было и в случае с Филатом и в случае с Шором. Несмотря на кажущийся перевес сил, положение Плахотнюка слишком шатко. Любая ошибка, любая ситуация когда намеченная жертва не будет выбита из политики, а сумеет отбиться, занять оборону и начать вести контроперации и искать союзников, может быть для него смертельна. И даже без таких промахов совсем не исключены союзы сил, способные сломить сопротивление Плахотнюка. Пресечение возникновения таких союзов, превентивные акции по разобщение противников – важнейшая задача внутренней политики, которую проводит Плахотнюк и его окружения.

Кроме того, Плахотнюк уязвим еще и тем, что он крайне непопулярен публично. Именно по этой причине он избегает занимать какие-либо политические должности.

На практике это означает, что несмотря на всенародность выборов президента, по факту они все равно будут компромиссными. Ни одна из крупных политических сил  не готова сегодня к открытому противостоянию с Плахотнюком, а тот, в свою очередь, не хочет обострять обстановку, поскольку его положение “короля на горе” очень и очень шатко – король стоит буквально на одной ноге и может слететь вниз, получив одновременный удар от 2-3 конкурентов, а Плахотнюка в Молдове ненавидят и боятся все политические группировки.

Таким образом, проходная кандидатура будет согласована заранее и будет устраивать всех. Никакого “президента-диктатора” по образцу Владимира Воронина быть не может. Будет несколько улучшенный вариант нынешнего президента Николае Тимофти. К слову, несмотря на резкую критику в свой адрес со всех сторон, Тимофти был достаточно успешным президентом. Он выдерживал нейтралитет, гасил конфликты, и лишь однажды активно вмешался в политику не допустив назначения Плахотнюка премьер-министром. В этом случае Тимофти сыграл не столько против Плахотнюка, сколько на стороне Либеральной партии, ставленником которой он и является. Излишнее усиление Плахотнюка нарушило бы равновесие сил, и поставило бы под удар лидера партии Федора Гимпу и примара Кишинева Дорина Киртоакэ. В итоге премьером стал Павел Филип – на 100% человек Плахотнюка, но, тем не менее, не сам Плахотнюк. Учитывая же непопуляность Плахотнюка вето Тимофти было также и желанием сохранить общее спокойствие в стране, не поднимая волну негатива против нового правительства. Таким образом, Тимофти действовал не только в интересах ЛП, но и в интересах всего молдавского истеблишмента.

Кто будет выдвинут в качестве “проходного”, консенсусного кандидата? Сейчас сказать это сложно. 9 шансов из 10 что это будет фигура, которую пока не называют в списке возможных кандидатов в президенты. Нэстасе и Воронин вероятно выдвинутся в качестве кандидатов но шансов у них не будет. Реальные шансы на победу будут только у того кандидата, вокруг которого будут достигнуты предварительные договоренности. При этом, речь не идет о прямых манипуляциях с голосами – просто электорат в Молдове разбит примерно на 5-6 устойчивых групп, достаточно хорошо управляемых своими лидерами мнений. В принципе, в качестве консенсусных кандидатов не исключены Майя Санду и Игорь Додон. Однако ни о какой пророссийской линии в случае избрания Додона речи быть не может. Условием избрания будут весьма жесткие рамочные договоренности. Додон имеет в Молдове крупный бизнес по производству и торговле мясом, и в этом плане достаточно уязвим. По этой причине, к слову, он предпочтительней в качестве консенсусного кандидата чем Майя Санду, оказать давление на которую будет сложнее.

Сам Додон в случае избрания окажется в сложной ситуации. Его пророссийские избиратели будут ждать от него решительных действий – а он не сможет предпринять ничего, чтобы оправдать их ожидания. Единственный вариант – активная деятельность его фракции в парламенте – и комментарии Додона о том, что, мол, социалисты делают что могут, но полномочия президента ограничены будет неубедителен для большинства избирателей ПСРМ, слабо разбирающихся в тонкостях государственного устройства Молдовы и привычно ассоциирующих президента с абсолютным монархом. Таким образом, Додон вероятнее всего выйдет на выборы с целью  пропиарить себя и партию – и с достоинством проиграть. Имя же компромисс-президента Молдовы станет известно, по видимому, недели за 2 до выборов.

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.