Дело с захватом двора в переулке Некрасова, 5


132

Громкий рейдерский захват мастерских Художественного училища имени Грекова поздно вечером 26 августа после празднования Дня Независимости аукнулся одесситам в центре города новым скандалом – в пятницу 31 августа в соседнем от Грековки дворе произошел захват территории двора и разворачивание стройки на отхваченном куске.

 

События пятницы 31 августа

Жители дома, дожидаясь комиссию из ГАСК и полицию, стали писать журналистам. Я пришла на Некрасова, 5 уже к шести вечера, когда на заборе самозахвата висели предупреждение Муниципальной охраны добровольно убрать забор в десятидневный срок в связи с тем, что стройка по этому адресу запрещена ГАСКом. Ничего не предвещало никаких бурь – вызвавшая меня художник и скульптор Таисия Капустаринская рассказала:

– Раньше по адресу Некрасова, 5 кв. 1 жила пожилая женщина Таисия Боднарук. Ее увезли отсюда 21 апреля, когда произошел первый рейдерский захват Грековки. Возможно, это повторение такого же сценария – как по захвату училища.

 

Сосед по этому двору Сергей Клементьев показал мне копии документов на квартиру: договор опекунства  – некая семья Огневых, проживающая в пгт Черноморское, берет на себя опеку над пожилой гражданкой Бондарук Раисой, 1930 года рождения. Обещает уход и наблюдение до самой ее смерти – в обмен на ее квартиру, естественно, после ухода в мир иной. Но тут – никаких документов о кончине бабушки нет, но зато полным ходом кипела стройка, а к соседям приехала скорая – потому что Огневы своим забором залезли не только на общую территорию двора, но и на порог к соседям.

 

Налицо был захват. Я стала просто спокойно снимать стройку и тех, кто по ней ходил – Нину Степановну Огневу, ее дочь Марину Аркадьевну и строителей. Увидев, что я фотографирую, а Таисия Капустаринская снимает на телефон, Марина Огнева кинулась отбирать камеру со словами: “Вы не имеете права ничего тут снимать, это моя частная собственность”. Произошла первая стычка, Огнева-младшая разбила телефон Таисии и побила ее. Потом кинулась с железной палкой отбирать мою камеру. Соседям получилось нас выручить, я отделалась синяками.

 

 

Через минут 40 или час приехала полиция, которые вызывали все и несколько раз подряд. Наряд полиции и скорая помощь стояли на улице, когда Огнева напала на меня второй раз и начала душить ремнем от  моей же камеры. Полиция реагировала вяло.

 

 

По итогам в Приморском РОВД в тот вечер осталось четыре заявления на Марину Огневу: от жителей двора на Некрасова – Таисии Капустаринской, Елены Сигуты, Сергея Клементьева и мое, оформленное как нападение на журналиста при исполнении служебных обязанностей (статья 345 примечание 1).

 

Позже мне написали, что за Мариной Огневой только за этот год два админпротокола за хулиганство, а подробнее информацию о семье “опекунов” из открытых источников я опубликовала на своей странице в фейсбуке:

https://www.facebook.com/olena.balaba/posts/2004894546227359?__xts__[0]=68.ARC5NKFzQNrLzv9qFHqbIXW3oytezmoBe9nPS1u5TMXtdlxh_N11ifW_UuzQETsbQJ4kyvgIuHsG0I9yBiSDSK72vb_ZtkT_C0PDmFBaxBb0RXawvhTT-0K05q6S-o5WV5Ld05h1Qnkh_IG9hIgICW4gwwUdGA8–y-akE7V6r25wjgBVX6I4w&__tn__=-R

А потом забор разгромили РГБ

В субботу 1 сентября на Некрасова, 5 прибыли активисты РГБ. Что их сподвигло на такой поступок – неизвестно: то ли прочитали мой пост в фейсбуке https://www.facebook.com/olena.balaba/posts/2003544419695705?__xts__[0]=68.ARDaU2CuokqsACwAGKcHXJSqd9y0HYONVgYrha6CLkseHFOf0X8_HWYsVyHsIjME0p8iOZTuFE-XGS_Qz9qf9L3qTXF78RkEUjd__11mt9uXWKnXJWTEIu5aVsBCRWHpMgKblhqlbkMrZRUMtKdaxO8Qxb-uE_2pgrbNHuZ3vE-3FNQR7wKjdQ&__tn__=-R и увидели видео, то ли еще были какие-то причины. Но они разгромили забор и выгнали Огневых и их строителей за пределы двора. Жители Некрасова, 5 уже вечером мне позвонили и рассказали эту историю, скромно подведя итог дня: “Они собрали вещи и уехали”.

Бабушка жива, но стройку захотели продолжить

К понедельнику 3 сентября к делу подключились журналисты и правозащитники Центра правового мониторинга “Гідність” Татьяна Герасивова и Владислав Сердюк. Собственно именно они настояли на том, чтобы я прошла медицинское освидетельствование и наконец-то добилась от полиции внесения моего пятничного заявления в ЕРДР. По сообщениям жителей Некрасова, 5 Огневы вернулись – со строителями, но без Марины, и продолжили стройку. В этот день активистам РГБ вместе с жителем переулка Некрасова Сергеем Клементьевым удалось найти пропавшую бабушку Раису Боднарук. По словам Клементьева, она сильно исхудала, на лице – содранная родинка. Бабушка его не узнала, хотя прожила по соседству с ним многие годы, а на все вопросы отвечала: “Мне тут хорошо”.

– Как может человек в таком состоянии подписывать какие-то документы – всем нам непонятно, – посетовал Клементьев. Тем не менее, все обрадовались, что бабушка жива. Все – и местные жители, и фейсбук-юзеры – говорили и писали о том, чтобы было бы неплохо проверить – как кормят старушку и какие дают лекарства. Но вряд ли социальные службы полезут в такую ситуацию.

Как Огневых стали защищать люди Ходияка

Во вторник 4 сентября я все-таки вытащила свой номер ЕРДР в Приморском РОВД и направилась в судмедэкспертизу на Мечникова, 4 – как настояли правозащитники. Но там, как в плохом сериале, произошла встреча с мадам Огневой и ее семейством, которые не преминули нанять “решателя” своих дел. Об этой эпической встрече я подробно написала у себя на фейсбуке: https://www.facebook.com/olena.balaba/posts/2008673732516107?__xts__[0]=68.ARAXyFHQHI5cHdaQOmtC_DiNzNsWy4jyrdN1wbscs4RYTd3V-5J6zFeekeePFfE2s2H0pIgV4bkl2J_I4mSkL31yqbNOhQAQdlnMfkhE417nfyeJYTMXjEkjUkpObLJvxDTRSzEN_LIfJbG_qFEIWos3foyrI1-7H43RFnV2r9Vr9YO2PYGlzQ&__tn__=-R

Собственно, все это мне только добавило уверенности, что дело бросать нельзя, и в, казалось бы, плевом захвате куска двора на Некрасова, 5 нет ничего серьезного.

Но Огневы не оставили намерений застроить этот двор. В конце среды 5 сентября я созванивалась с жителями двора, и они мне сообщили, что от Огневых приходили “договорщики” – кого-то уговаривали помириться с “опекунами” и рассказывали, что “Марина попросит прощения”, кому-то угрожали. Это были опять тот самый Дмитрий – донецкий милиционер и Дима-Борода, а с ними еще четверо. Мы стали выяснять по соцсетям их личности. Как оказалось, предводителем “решателей” на Некрасова, 5 выступает Сергей Ходияк – стрелок с Греческой площади 2 мая 2014 года, по которому до сих пор идут суды. Кстати, последний суд был в понедельник 3 сентября, и человек по имени Дмитрий, обещавший мне “вырвать кадык” в здании судмедэкспертизы накануне, выступал с пламенной речью за Ходияка и против прокурора.

 

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=719616408389292&set=pcb.719616795055920&type=3&theater – на фото из суда по Ходияку в понедельник 3.09.2018 – в третьем ряду стоит в белой футболке Дима-Борода и сидит рядом Дмитрий Урайчик  из Донецка из “бригады” Сергея Ходияка, который успешно “отмазывается” от судов по стрельбе на Греческой площади 2 мая 2014 года.

 

Делать выводы, кто стоит за Огневыми, пока рано. Есть ряд спорных моментов и множество вопросов – почему так медлит полиция, к примеру. Есть ряд выводов, которые пока рано писать. Тем не менее, есть и полная уверенность в том, что неожиданно мы наткнулись на часть большой схемы по “отжиму” недвижимости у одесситов. И это только вершина айсберга. И бросать говорить и писать об этом ни в коем случае нельзя – такие схемщики могут прийти в любой дом и захватить любой двор. Люди должны знать об этом и уметь объединяться.

41180496_897040923838223_5773564668740108288_n

Дмитрий Урайчик, член компании Сергея Ходияка, которая сейчас “крышует” стройку Огневых в Переулке Некрасова, 5

41585540_724548897891443_4156549553840979968_n

Стройка продолжается. По состоянию дел на 14.09.2018 – выкопали футдамент на возведение 2 этажа