Проблемы украинского флота: жилье, воровство и безразличие


ruliak

Одесса стала базой Военно-морских сил Украины. Но жизнь у военных моряков на новом месте не сладкая. Проблемы с жильем, воровство и безразличие руководства – это  главные проблемы военного флота Украины сейчас.

Об этом на брифинге в Одесском Кризисном Медиа центре рассказал Военнослужащий ВМС ВСУ Игорь Руляк.

– Будучи гражданским человеком с твердой проукраинской позицией в Севастополе, я стал свидетелем оккупации Крыма, – рассказывает Игорь Руляк. – Перед Мы организовывали отряды самообороны. Ловили во время Майдана российских солдат, сдавали их  в милицию, но их вскоре выпускали.

По словам крымчанина, местные власти, силовые ведомства в Крыму, все знали о том, что готовится российское вторжение.

– Все предатели через несколько дней после оккупации щеголяли в российской форме, – рассказывает активист. – Мне с семьей пришлось очень быстро покидать Крым, даже документы остались там.

Обосновавшись в Днепропетровске, Игорь Руляк начал свои поездки в Одессу в штаб ВМС, чтобы записаться добровольцем. Его мытарства продлились три месяца, прежде, чем он смог устроиться на службу на флот контрактником. По словам матроса, каждый раз в штабе находились причины, чтобы затягивать дело.

Рассказы о том, что Севастополь русский город, не более чем выдумки российской пропаганды. Даже во времена российской империи, говорит Игорь Руляк, 90% матросов на Черном море были выходцами из украинских земель. Нам многих кораблях после провозглашения Украинской Народной Республики был поднят украинский флаг.

Сейчас же самые актуальные проблемы флота: социальная защита, жилье, и состояние самих кораблей.

– Я хочу, чтобы каждая ячейка на флоте, в штабе, в государстве работала, – говорит Игорь Руляк. – Не матросы с волонтерами должны решать, какие нужны каски и подсумки. Нам должны четко ответить, как жить на 3 тыс зарплаты матроса, как кормить ребенка. Руководство не прислушивается к тем, кто задает неудобные вопросы, а тех, кто их задает, переводит на службу подальше, как сейчас поступают со мной.

– Я матрос, – продолжает Игорь Руляк, – живу на съемной квартире с женой и двумя детьми, денег за поднаем жилья не платят, хотя в контракте это прописано. Не верю, что в таком большом городе как Одесса нельзя разместить военных моряков. Есть же технологии быстрого строительства из тех же контейнеров. По такому принципу построены все военные базы в США. У нас себестоимость такого строительства обошлась бы в полторы тысячи грн за квадратный метр.

– Горючее уходит на сторону, – рассказывает матрос. Я за руку никого не ловил, но это ни для чего не секрет. Для этого есть правоохранительные органы. Боевых кораблей осталось немного. На них выделяются огромные деньги. Они стоят и не ходят в море.  При этом топливо списывается на «проворачивание». На самом деле оно проводится не 4 часа, как положено по регламенту, а час-два. Остальное топливо разворовывается. Как гражданин я все время предлагал оптимизировать процессы.

Даже физической подготовке моряков командование почти не уделяет внимания.

– У нас нет турников, – говорит матрос, нас ни разу не вывезли на стадион, чтобы мы бегали.

Проблемы с жильем имеют и еще одну сторону. Семьи многих моряков, по словам  Игоря Руляка, – остались  в Севастополе, так как им тут негде жить. Эти люди ездят в Севастополь, гуляют там с семьями по набережной. Рядом с российскими военными, которые, в том числе, воюют против наших рябят на Донбассе, убивают их.

– Представьте, какого это, гулять в таком окружении? – спрашивает военный моряк

Руководство не заботится о военнослужащих. Контрактники не хотят служить два и три срока. Нет никаких удобств. Никто не помогает ни в чем.

– Собирай документы сам, на квартирный учет становись сам, – возмущается Игорь Руляк. –  Бойлеры, стиральные машины матросы покупают вскладчину за свой счет. Притом, что нам готовы помогать волонтеры. Но они обращаются с предложениями к руководству, а то тянет месяцами, ведя с ними пустую переписку. Адмирал рассказывал, что те, кто служат в АТО обеспечены всем. А когда нас отправили в АТО, у нас было всего 11 старых бронежилетов с рваными чехлами, из которых вываливались бронепластины. И нам пришлось одалживать деньги, чтобы купить новые чехлы.

При этом боевой дух у моряков и других бойцов в АТО очень высок, отметил в заключении Игорь Руляк, – люди выполняют свой долг, прилагая к этому все усилия.